Малыш привет а вот и я

Всегда любила мечтать. С детства. И во снах и наяву грезила о том, что привет взмахну руками и поднимусь в воздух. Чувство полета. И свобода...

Даже в свои тридцать пять серой и одинокой жизни мечты не оставляли меня. Ведь кроме них только скучная работа переводчика в издательстве и пустота одиночества. Ни мужа, ни детей. Ни сейчас, ни в перспективе. Я старалась себя утешить тем, что многие так живут, но получалось плохо. Здоровый эгоизм говорил, что многие — это не я.

Если честно, то отсутствие мужа не тревожило совершенно. Ну нет — и проблем в жизни меньше. А вот дети... Как же я хотела прижать к груди своего малыша, хотя бы одного, но, увы. Даже при современных достижениях медицины моя ситуация была безнадежна. Когда я об этом узнала — рыдала несколько дней, а потом решила не показывать свою тоску никому. Зачем давать людям бесплатный повод для злорадства и сплетен.

Усыновить малыша не позволяло положение одинокой и незамужней. И как назло, подходящей кандидатуры в отцы поблизости не наблюдалось, а до той степени отчаяния, чтобы заключить фиктивный брак с первым попавшимся, я еще не дошла. Возможно, что никогда не дойду.

Кто ж тогда знал, что мое «никогда» окажется таким коротким? А заодно на несколько мгновений осуществится мечта о полете? С девятого этажа... Удачно это я перед праздниками решила гардину повесить. И голова у меня закружилась наредкость вовремя.Страха не было совсем. Только в голове крутилось: «Странно у тебя, Лилька, мечты сбываются...» Но все перебивалось восторженным визгом: «Я лечу!» Пофиг, конечно, что вниз. И перед тем, как меня поглотила темнота, сама собой оформилась мысль: «Хочу быть птицей...»


Допросилась. Нет, ну точно у кого-то там наверху потрясающее чувство юмора. Или это только мне так везет? Поосторожнее надо быть с мечтами... Но что теперь говорить, хотела быть птицей — будь ты, Лиля, совой. Получите и распишитесь — тушка обмену и возврату не подлежит. Осталось владеть и радоваться.

Но это я сейчас зубоскалю, когда уже поняла, что не умерла и не свихнулась. Когда прекратила разбить голову и малость пообвыкла. Наверное остатки моих мозгов спас природный фатализм. Ну не попрешь против судьбы, даже против такой — не попрешь.

Ладно, смирилась я с тем, что стала совой. А что, белая, полярная, не самый худший вариант еще среди обитателей того магазинчика, в котором я отныне поселилась. И как только я гордо перышки почистила, радуясь жизни, как получила новое потрясение. Похоже, нехило я красотой своей ненаглядной об асфальт приложилась, если меня птичкой в добрую старушку Англию выкинуло. И ведь точно Англия, американский и канадский выговор я слышала — ни капельки не напоминает.

Ну это еще не самый плохой вариант, а могла бы в Китае или Японии оказаться. Там бы точно постоянно медитировать пришлось — знания языка ни бум-бум, а просвещенные, готовые тратить свое время, чтобы научить говорить птицу только в сказках встречаются. А с моим знанием английского прожить можно. Правда я в нем как собака — все понимаю, легко перевожу, но стоит мне попытаться что-то сказать... бедняги те, кто это услышит. К счастью, от совы никто разумной речи не ожидает, да и не приспособлен птичий речевой аппарат к человеческой речи. Значит, вводить своим оригинальным произношением в ступор никого не придется.

Так мирно и спокойно протекала моя жизнь. Долго. Целый месяц. А потом в наш магазин зашел великан. Здоровенный такой, бородатый, в странном одеянии. От неожиданности я икнула, даже не задумываясь о том, что совы икать не могут. Дернулась я, в общем, не вовремя, чем и привлекла внимание этого посетителя.

— Да, — пророкотал он, протягивая ко мне свои громадные пальцы, — я думаю, Гарри эта красавица в самый раз будет.

Хозяин лавки засуетился, расхваливая меня покупателю и объясняя чем кормить такой редкий экземпляр и как за ним ухаживать. Да я и сама справлюсь. Не дура. Если выживу. Потому как этому огромному и волосатому моя тушка как раз на один зуб. Кто его знает, может у него любимое блюдо совятина под чесночным соусом. Не дамся!

Чтобы донести до великана эту мысль, внимательно смотрю ему в глаза. Отставить панику! Я такие глаза видела у тех, кто на животных помешан. Те, кого такие глаза, последний кусок хлеба питомцу отдадут. Утешая себя подобными выводами, я позволила посадить себя в клетку. Но на замок смотрела очень внимательно, просчитывая, как я его открыть смогу. Ну не люблю я ограничений свободы. Я ж сова. Белая. Полярная. Клетка для меня — не комильфо.

Да и возможность удрать в случае чего греет душу, а то мало ли какой он, Гарри этот. Вдруг с ним дело иметь не стоит. Ну подозрительная я и недоверчивая, характер такой, прошлой жизнью наработанный. Тут уж ничего не поделаешь. Да и не вижу я смысла меняться — не для чего.

А мальчишка ничего так, очкастенький, на настороженного суслика похож. Только вот худенький слишком, словно его почти не кормят и бледный. Может недавно болел? Да и одет странно, в поношенные шмотки на несколько размеров больше. Мода, наверное, здесь такая, хотя вряд ли. Остальные люди на улице вообще в какие-то хламиды одеты. Интересно, такой фасончик на моей прошлой фигурке хорошо бы смотрелся? Хотя куда бы я такое одеяние носить смогла? Увидели бы соседи — мигом к лику сумасшедших причислили бы.

К разговорам я не прислушивалась, потом узнаю все, что мне нужно. А пока просто на мир потаращусь, благо глаза подходящие, круглые. От удивления еще больше не выпучу, хотя захотелось. Когда сундук увидела. А чемоданы что, уже не в чести? Как я от жизни отстала.

Мальчишка обрадовано схватил клетку и пошел следом за великаном к какой-то неприметной стене. Что уж они там делали, я толком не разобрала, но мы оказались в забегаловке. Мдя, чистоту здесь явно не уважают, хотя место многолюдное, вон почти все столики заняты, да и народ разношерстный. Запах еды просто потрясающий, кто бы здесь ни готовил, он в своем деле мастер. Прям попробовать захотелось, отвыкла я на этих совиных харчах от человеческой пищи, даже простила затрапезный вид забегаловки. До тех пор, пока спиртное не увидела. Это куда ж этот гигант недоделанный ребенка приволок? Да я ему всю бороду повыщипываю! Хорошо хоть задерживаться не стали, а то бы я этому экскурсоводу мозги вправила. Если там, конечно, есть, что вправлять. Может у него все в рост ушло, а на ум у природы ни сил, ни терпения уже не хватило.

Но что-то моя задумчивость и возмущение до добра не довели. Наверное, это конфликт птичьего умишка и человеческого сознания меня такой невнимательной сделал или просто надоело в магазине безвылазно сидеть? В любом случае я пропустила момент, когда великан испарился. Так, стоп. Это выходит он оставил мальчишку одного автобусом до дома добираться? С сундуком и совой в клетке? Это чтобы малец, а по нему видно, что ехать в общественном транспорте он точно не привык, стал легкой добычей воров и мошенников? Нет, это без меня. Не позволю! Завыл сиреной нереализованный материнский инстинкт, и решила я взять ребенка под свою опеку, раз больше некому. Нормальные родители своего ребенка непонятно с кем и непонятно куда точно бы не отпустили.

Пока мальчик смотрел в окно, я принялась открывать клетку. С непривычки это было не таким уж и легким делом, придется потренироваться. Хорошо хоть додумалась сделать это в автобусе, на улице, в качающейся клетке открывать замок было бы гораздо сложнее, а расправить крылья хотелось до жути. Да и обстановку оценить внимательнее, а то уже и так многое пропустила. Даже великана умудрилась проворонить.Так что как только мальчик выбрался из автобуса, я сразу же вылетела из клетки.

— Хедвиг, — воскликнул мальчишка (Гарри его зовут, Гарри, вспомнила я только сейчас), — ты хочешь от меня улететь?

Так, Хедвиг — это, похоже, мое здешнее имя. Неплохо, просто непривычно. Может намекнуть, что мне Лиля нравится? Хотя это может и подождать, с именами как-то позже разобраться можно, а вот то, что ребенок подумал, что я могу его бросить, мне совершенно не понравилось. Но даже для того, чтобы его успокоить я не собираюсь лезть в клетку. Сделав небольшой круг над автобусной остановкой, я уселась у ног мальчишки. Он немного расслабился и присел передо мной на корточки.

— Тебе просто в клетке надоело, — Гарри слегка вздрогнул от моего утвердительного кивка, но продолжил. — Понимаю. Мне тоже не нравилось, когда тетя с дядей меня в чулане держали.

Я впала в бешенство. Да как они могли так с племянником поступить. Теперь я была точно уверена, что эти люди моего мальчика впроголодь держали, потому и заморышем таким вырос. Да и одежда эта точно не писк детской моды.

— Нужно идти, а то они ругаться будут.

Я отрицательно помотала головой. Не внушали мне эти родственники никакого доверия, могут и покупки отобрать. Может, я о них плохо думаю, но подстраховаться не мешает. Надо будет найти местечко неподалеку, где вещички можно спрятать от греха подальше. Чуть позже я с ними обязательно разберусь, интересно ведь, что в сундуках носить могут.

— Не надо идти? Но ведь не на улице же мне ночевать? А что, здесь стоять?

Вновь утвердительный кивок и Гарри уже даже не удивляется. Как-то он слишком легко воспринял то, что сова ему отвечает, хотя мне это только на руку. Я расправила крылья, собираясь взлететь, и внимательно глянула на мальчишку. Послушается или нет?

— Хорошо, Хедвиг, я подожду. Только ты недолго, пожалуйста.

Замечательно. Теперь можно и на разведку слетать.

Городок просто поражал воображение — чистенький, прилизанный, с однотипными домишками. Такой скучный, что хотелось нагадить. Но сейчас мне было необходимо найти место, куда можно спрятать вещи Гарри. Причем не просто надежный тайник, а то, где и посидеть без лишних глаз можно будет.

Надо же, нашла. А думала уже вся затея коту под хвост пойдет из-за того, что городишко такой упорядоченный. Но удача решила сегодня не показывать мне филейную часть, поэтому небольшой сарайчик на заброшенном участке все-таки обнаружился. То, что надо — дом явно нежилой, но время от времени хозяева или еще кто-то в этом роде наведывается, так что следов запустения не заметно. И это хорошо, а то сделала бы местная детворня этот участок местом своих игр и накрылись бы мои планы медным тазом.

Гарри послушно стоял на остановке. Увидев меня, он радостно заулыбался:

— Хедвиг, теперь можно идти домой?

Дом может и подождать, что-то не вижу я сильного беспокойства родственников моего мальчика по поводу его отсутствия. Поэтому мелкими перелетами приглашаю Гарри идти за мной. Странно, но он решил послушаться. Действительно странно, потому как я, будучи еще человеком, точно никуда бы за птицей не пошла.

— Что нам нужно в сарае Добсов? — мальчик удивленно и настороженно осматривается по сторонам, опасаясь попасться хозяевам дома, — Они не будут рады моему присутствию здесь.

Как будто они об этом узнают. Заставив Гарри оставить здесь свои вещи, я погнала его домой, слушая ворчание по поводу моего самоуправства. Ну пусть поворчит, если я ошиблась, то можем и завтра сундук домой притащить. С каждым шагом выражение лица мальчика менялось, становясь все более унылым. Наконец он остановился и тихо пробормотал, стараясь не смотреть на меня:

— Хедвиг, залазь в клетку. Мне это тоже не нравится, но тетя Петунья будет недовольна, если я тебя просто так принесу.

Это ж кто меня несет? Я сама перелетаю немного вперед и останавливаюсь, поджидая мальчика. Но стоит ли обращать внимание на такую незначительную деталь, если настроение Гарри так стремительно пошло вниз. Неужели его тетя так животных не любит. Гринписа на нее нету! Но подставлять ребенка последнее дело, так что покорно залезаю в клетку и делаю вид, что так и нужно. Мальчик опять вздыхает и подходит к дому, практически не отличающемуся от соседских. На почтовом ящике адрес — Тисовая, 4 — надо запомнить.

А-а-а! Зачем же так визжать? Теплая встреча семьи оказалась. Женщина визжит, толстый мужчина орет, а похожий на них мальчишка подвывает. И нет бы все это от радости, ага, как же. Только и слышно в сторону Гарри: «Урод! Ненормальный!» Да еще и обыскали мальчика, малость испугавшись прутика в его руках. Но даже этот испуг не заставил их отнестись к племяннику, как к родному.

Так что после криков и ругани закрыли моего мальчика в маленькой комнате. Да ладно бы просто закрыли, так еще и без еды оставили. Похоже, такое случалось не впервые, поэтому Гарри даже не удивился.

— Хорошо, что я сундук домой не принес. Спасибо, Хедвиг, а то они бы мои учебники точно бы испортили. Да и деньги забрали...

Мальчик упал на кровать, поставив перед этим мою клетку на подоконник. Замок открыл сам, за что я ему благодарна, потренироваться я и позже смогу, а вот утешить мальчишку хотелось бы прямо сейчас.

— Они всегда такими были, — пробормотал Гарри, не открывая глаз. Я пристроилась у него возле плеча и тихонько поухкивала, вынуждая к новым откровениям. — Ты представляешь, Хедвиг, они мне всю жизнь врали. Я, конечно, понимаю, что мои родственники не обязаны любить чужого ребенка, но зачем было говорить, что мои родители были ненормальными и погибли в аварии, если это все вранье?

Он тихо, практически беззвучно заплакал, выплескивая свои обиды равнодушному миру. А я медленно водила крылом по его щеке — небольшое утешение, но хоть что-то. Но мальчик, по-видимому, не ожидал даже такой ласки, потому как открыл глаза и удивленно уставился на меня:

— Спасибо, Хедвиг, ты очень добрая. Я рад, что Хагрид подарил мне на день рождения именно такую волшебную сову.

Хагрид это тот непутевый малыш привет а вот и я великан, который бросил его одного? Судя по голосу, та бестолочь Гарри понравилась и он рад даже такому знакомству, вот только я удивляюсь, неужели к мальчику все люди относились так же, как и его родственники, что он считает поведение великана нормальным? Да что ж в этом мире творится, что я уже ничего не понимаю. Зачем называть Гарри ненормальным? У него абсолютно адекватное поведение, чего не скажешь о его семейке. Да и не урод он вовсе, вот тот, второй мальчик гораздо больше на урода похож. Если он будет вес такими темпами набирать, то вообще завал будет. Но ведь с ним сюсюкаются как с несмышленышем. Да и тетушка явно красотой не блещет. Так и хотелось спросить, не было ли у нее в роду представителей английской аристократии, а то ее лошадинообразное лицо напоминало мне мои размышления о том, что не дожидались аристократки принцев, соглашались на коней. Хотя может этим не только знать грешила?

Что-то меня опять не в ту сторону потянуло, вот уже внешность этой визгливой женщины критикую, кто знает, может по английским меркам она как раз писаная красавица, а прежняя я тут бы такой уродкой казалась, что мама не горюй. Лучше об этом не думать, а зацепиться за слова Гарри о волшебной сове. Я, конечно, сова красивая, но чтобы ребенок употребил слово «волшебная»? Странно это.

Смотрю внимательно ему в лицо, чтобы сразу понять насмехается или нет, но в мокрых глазах никакой насмешки — только восхищение. А глаза у него красивые, зеленые, даже эти дурацкие поломанные очки, которые давно бы следовало заменить, этого не скроют. А еще у Гарри на лбу шрам. В виде молнии...

И тут у меня в мозгу что-то щелкнуло, да с такой силой, что я удивилась, как мальчик этого щелчка не расслышал. В голове крутились только обрывки мыслей. Гарри. Мальчик со шрамом. Сундук. Злые родственники. Великан. Странные хламиды. Вот интересно, у птиц инфаркт бывает? А то, чувствую, я сейчас его заработаю. Это что ж передо мной Гарри Поттер? А прутик в его руках — волшебная палочка?

Наверное, я сильно вздрогнула, потому что мальчишка успокаивающе погладил меня по спине. Хороший ребенок, и пусть даже волшебник, если я не свихнулась, а в самом деле попала в мир детской фантастической книжки, я все равно буду за ним присматривать. Позабочусь и не дам влезать в неприятности.

Книжку я не читала, потому, как сильный ажиотаж всегда вызывал у меня здоровое недоверие. Но считаться совсем безграмотной не могу, мои бывшие сослуживы часто делились друг с другом впечатлениями, особенно после выхода очередного тома. Конечно, их интерес прикрывался тем, что дети читают и им нравится, но, похоже, и самим коллегам чтиво было по нраву. Так что мне теперь осталось напрячь мозги и достать из них обрывки информации.

Вот этим и займусь, когда все уснут, чтобы никто не мешал. Гарри уже почти засыпал, путаясь пальцами в моих перьях. Это было не слишком приятно, но можно было потерпеть. Да и думать мне это не мешало, даже как-то подступающую панику прогоняло.

За окном стемнело быстро, а я даже и не обратила внимания на то, что мы с Гарри приехали домой уже под вечер. Интересно, семейство уже успело к этому моменту насладиться ужином или они ели уже после нашего приезда? Хотя судя по всему наличие голодного племянника этим людям аппетит совершенно не портило. Дурсли. Точно, Дурсли, я вспомнила их фамилию. Но этого явно было недостаточно.

Итак, фантастический мир магов, хотя судя по моему здесь нахождению — вполне реальный. Война между Светом и Тьмой, ну это понятно, редкое фентези без подобной темы обходится. Плохо то, что мой мальчишка по самые уши в это противостояние втянут. Нет, ну нормальные тут люди, сами палец о палец не ударят, а десятилетний пацан им должен счастье на блюдечке принести. Постараюсь избавить его от этой «почетной миссии», а если не удастся, то, по крайней мере, помогу, насколько сил хватит.


Источник: http://fanfics.me/read.php?id=60604&chapter=0



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Мишель - Малыш привет (минус) Схватки со вторым ребенком

Малыш привет а вот и я Cached
Малыш привет а вот и я 38 недель беременности болит живот как при месячных вторые роды
Малыш привет а вот и я «Сонник Дети приснились, к чему снятся во сне Дети»
Малыш привет а вот и я Аборт в день обращения : Медикаментозный аборт
Малыш привет а вот и я Автосалон Альтера Авто отзывы покупателей в Москве
Малыш привет а вот и я Беременность при отрицательном тесте - у кого было? - обсуждение на
Малыш привет а вот и я Беременность: как живёт малыш в животе у своей мамочки?
Малыш привет а вот и я Беслан Википедия
Малыш привет а вот и я Боль в области таза причины и лечение разных
ГОЛОС ВЕД- Веды в МР3- Сайт Ведических аудио-лекций в MП3 Запомнить навсегда: 4 верных способа увековечить 9 месяцев К чему снятся легкие роды? - Вопросы во время Партнёрские роды видео обучение